Психоаналитический психотерапевт, PhD, супервизор ЕКПП, Савичева Е.П. (г. Москва)

                                       Желание пары знать правду и нужна ли в паре правда?

                                                            «Иметь тайну – означает уступить желанию отличаться от других;
                                                             избавиться от тайны – означает создать возможность связи».                           
                                                                                                                                                        Э. Майстерманн-Зеегер

  Ольга и Сергей пришли ко мне на консультацию на грани развода, последняя попытка  перемирия на этот раз привела их к «третейскому судье»: решение остаться супругам вместе или расстаться было переложено на психотерапевта. Ситуация на день визита выглядела так: у каждого было собственное «единственно верное» представление о том, каким должен быть муж или жена. Поэтому  ментально женщина и мужчина были на разных полюсах, однако их тела все еще влекло друг к другу (во всяком случае, табу наложенное женой на секс  вдруг сделало ее более желанной для мужа).
  В ходе семейного консультирования выяснилась динамика развития отношений в браке. Они вместе 13 лет, растут сыновья 12 и 10 лет.  Муж с природной крестьянской хваткой и деловитостью добился высокого заработка в частном бизнесе в условиях постоянной поддержки и одобрения его действий женой, которая вела дом и растила детей, несмотря на наличие 2-х высших образований. Сергей брал Ольгу на вечеринки,  там она сталкивалась с другими парами, где отношения были не обязательно зарегистрированными и эти женщины были свободными по отношению к возможности разрушить чужой брак, их поведение казалось Ольге подозрительным. Ревность, в той или иной мере подкрепленная наблюдением и еще больше фантазиями - не редкость. В семье начались скандалы, взаимные придирки и претензии разрушали весь позитивный опыт отношений и гасили чувства любви и уважения. Сергей сделал то, чего в этой семье никогда не было: избил Ольгу. У жены случился «нервный срыв» – паническая атака с явлениями бреда, ее госпитализировали в психиатрическое отделение. После лечения Ольга прошла курс психологической коррекции, после чего стала покупать красное белье, яркую дорогую бижутерию, взяла ссуду в банке и организовала частное агентство. Отношения в паре стали натянутыми и отстраненными. Так мужчина потерял женщину, которая хранила его покой, а вернее его тайну: когда Сергей был 16 летним юношей, он избил отца, за то, что тот унижал мать и у нее случился приступ, ее поместили в «психушку». Быть сыном сумасшедшей – женщины с диагнозом, было мучительно, юноша в 18 ушел в армию, а отслужив, уехал осваивать Москву, где и встретил будущую жену. Теперь он опять с женщиной, у которой диагноз, хотя ее не поставили на учет, у него сохраняется четкое ощущение, что ему не говорят правду, что психиатр подкуплен и прочие «догадки» об обмане.
  То, что мать пациента «стоит на учете», получает лекарства, в семье не секрет. Но секрет в тех чувствах, которые испытывает мужчина к такой женщине – она опасна, ее нельзя контролировать – неизвестно, что у нее на уме – вот правда, которая открылась на консультации.
   Как обнаружение в ходе семейного  консультирования таких связей между прошлым и ситуацией в семье повлияло на дальнейшие отношения в этой паре? Узнав, с чем связана подозрительность мужа женщина как - будто оттаяла, но насилие не простила. Счета в банке и совместная недвижимость – вот все, что, по ее словам, их связывает. То либидо, которое она когда-то инвестировала в мужа, теперь прочно обслуживает ее нарциссические потребности в автономии. Красное белье, блестящая бижутерия это вызов, который она бросает мужу, сообщая о своей свободе «сходить с ума». Прошло 2 года, их брак не расторгнут, и отношения в паре перешли на другой уровень взаимопонимания: поубавилось страсти и прибавилось рассудительности, муж проходит индивидуальную психотерапию. 
   Интересное высказывание сделал Хайнц Кохут: « Хорошим браком можно считать тот, в котором в каждый конкретный момент только один из  партнеров является сумасшедшим».
  После этого вступления, предлагающего картинку из моего клинического опыта, мне хочется  сделать темой для сообщения и последующей дискуссии вопросы:
- на сколько, могут быть свободны,  и в чем может проявляться свобода в отношениях супругов, связанных узами брака?
-  какие знания о муже или жене укрепляют отношения, а какие разрушают?
- какие бессознательные психические механизмы участвуют в создании конфликтных и дисгармоничных отношений, иногда ведущих к разводу?
- что современный психоанализ предлагает для исследования жизни пары?
                                                                              О свободе.
  Слова, сказанные в интимной обстановке, всегда имеют влияние на слушателя. Например, наивно полагать, что рассказывая в подробностях, друг другу о своих добрачных похождениях, муж и жена становятся ближе: разрушается детская, идеалистическая фантазия о единственности и неповторимости чувства, которое и ведет в брак. А любые потери всегда сопровождаются болью.
  Иллюстрация: пациентка,  женщина 40 лет,  в браке 21 год, с успехом проходящая собственный анализ, решила все, « без утайки»,  рассказать мужу о своих сексуальных фантазиях, где присутствовали образы других мужчин и женщин, рассчитывая на его ответную открытость и доверие, однако именно такой ее рассказ впоследствии стал для него предметом недоверия и  еще большего ухода из близких отношений, он подал заявление на развод с пояснением «несовпадение личностных идеалов». Конечно, мы можем сказать, что муж хотел контролировать жену на уровне мыслей, но, тем не менее, факт на лицо – желание одного супруга к большей открытости не обязательно является таковым для другого, может не зря говорится «должна быть в женщине какая-то загадка»? Когда двое находят друг друга, то это не просто мужчина и женщина.  В связь вступают две семьи, два рода, каждый со своей историей и своей судьбой, своими тяготами, особыми дарами и различными ценностями. Конечно, в браке нужно говорить друг с другом, но говорить,  глубоко осмыслив собственные взгляды, поступки и ожидания.
  Мужья и жены не священники, отпускающие грехи, и уж тем более не психоаналитики, стремящиеся к познанию происхождения сути вещей. Они не могут оставаться нейтральными, да и не понятен мотив использования любимого человека для «прочистки дымоходов».
                                                                                О границах.
  Интересный подход к этой теме мы находим в работе Арнольда Моделла, посвященной существованию сферы приватного. Он обсуждает парадоксальную природу нашей приватной самости, тот неустранимый факт человеческой природы, что мы являемся отдельными существами, независимыми от других, и нуждаемся в существовании сферы приватного, чтобы поддерживать внутренний гомеостаз. Однако мы растем, развиваемся и проживаем свою жизнь, будучи зависимыми от других. Мы обогащаемся от своего окружения, но сохраняем от него отдельность.
  Как определить территории, на которых мужчина и женщина, состоящие в браке, хотят оставаться не зависимыми?  Легко: карманы, сумки, кошельки,  сотовые телефоны, интернет переписка, служебные отношения, хобби и пр. Посмотрите,  сколько трагедий, (на этом даже строятся драматические и комические экранные сюжеты),  разыгрывается вокруг ситуации «я прочла его смс переписку», или «я посмотрел,  сколько звонков пришло с непонятного мне номера «дурашка». В какой - то момент отношений пары,  любопытство одного из  супругов, уже не просто любознательность – когда можно просто спросить у другого:  «Можешь сказать или показать?», а как агрессивный вид интрузии - проникновения,  заставляет тайно искать знания о том, что, по каким - то соображениям,  другой не хочет показывать.
 И тогда  для подглядевшего, подслушавшего встает дилемма:  как, найдя «свидетельства обмана», учинить скандал и предъявить  претензии,  не получив упрека в своем  коварном  нарушении  личных границ супруга, а именно это  негласное «соглашение о не нападении» чаще всего составляет зону доверия в паре. Супруг, узнавший таким образом что - то компрометирующее про жену или мужа, очень часто терзается чувствами одновременно и «жертвы» и «преступника».
                                                                 О бессознательных механизмах.
   В. Альбисетти о такой ситуации пишет: «… во многих браках, когда один из супругов проявляет желание побыть в одиночестве или заняться тем, что входит в сферу его личных интересов, другой чувствует себя отвергнутым, покинутым, заброшенным». Это очень напоминает поведение ребенка,  не допущенного в родительскую спальню. Этот опыт есть у каждого, и этот бессознательный механизм, который можно назвать  «исключенный из первосцены третий, задающий вопрос: «А что это вы делаете без меня?»,  всегда будет усложнять  отношения пары, где принятие партнера не должно перейти в отказ от самого себя, подчинение, неспособность выражать собственное мнение и собственную личность.
   Однако именно этот исключенный третий улавливает малейшие нюансы в поведении.  Надо отдать должное, что редко бывает «дым без огня» в семьях, где супруги, так или иначе не довольны отношениями.  Все браки проходят испытание изменой – мнимой или реальной. По словам Генри Дикса «Супружеская измена может быть попыткой самоизлечения, необходимым кризисом в процессе развития пары». Станут ли отношения более гармоничными и счастливыми, после того как «узнали правду, вывели на чистую воду»?  Все зависит от личностной зрелости супругов и заинтересованности в сохранении отношений. Однако приходится констатировать факт, что желание каждого в паре сохранять определенную независимость узнается именно через такой болезненный опыт: фантазия или реальность о «третьем» выводит наружу Эдиповы переживания каждого партнера.
  Закономерно встает вопрос: почему влюбленные,  создавая семью,  считают, что они должны слиться буквально во всех сферах жизни, не иметь границ? Как сказала с удивлением моя пациентка (о которой я упомянула выше): «Зачем я буду закрывать двери в ванную комнату и туалет, перед мужем я вся открыта». Я прокомментировала это так: «Возможность видеть подробности вашего тела в момент посещения  туалетной и ванной комнат,  очень косвенно демонстрируют ваши душевные качества - искренность и доверие. Путь к душе лежит также через разговор». Полагаю, что в каждой семье со временем обязательно развивается своя индивидуальная психология межличностного общения,  регулирующая желания и потребности,  как отдельного  члена так и пары в целом.
                                                                   О внешних условиях.
  Брак – это явление социальное. Я  предполагаю, что одним из условий наличия тенденции к конфликтности отношений мужа и жены и к распаду брака в современных условиях, является изменение основных форм мировоззрения западного человека.  В этом направлении интересные  наблюдения сделал социальный психолог Роберт Инглехард: он описывает изменения  ценностей за последние 100 лет. В эпоху материализма важны: порядок, надежность, благосостояние, в эпоху постматериализма важны: свобода поведения, совместное принятие решений, человечность.
Что характерно для современного постматериалистического общества, из которого приходят наши пациенты в возрасте до 35 лет:
работа: доход и надежное рабочее место имеют меньшее значение, наблюдается стремление к осмысленной и удовлетворяющей деятельности;
религия: больше времени уделяется вопросам о смысле, увеличивается уход из церквей, поскольку церковь как традиционная религиозная организация пользуется слабым доверием, в тоже время характерен рост сект и эзотерики;
семья: профессия важнее семьи, уменьшается рождаемость, появились новые роли женщины и мужчины, толерантность по отношению к аборту, разводу, внебрачным отношениям и гомосексуальности;
сексуальность: внебрачные связи, раньше было наказание за измену (было чувство вины и ее переживание, принятие ответственности  за содеянное нарушение), теперь толерантность и открытость; принятие гомосексуальности, как альтернативы, а не перверсии; впечатления от первого полового акта чаще негативные; интернет ресурс стал доступной сексуальной информацией для детей, начиная с раннего школьного возраста, она может создавать неверное представление об отношениях любви, потери чувства реальности или идентификации с порноперсонажами.
   По - видимому,  в нашем мышлении понятия нормы в отношениях трансформировались из материалистических категорий: «Да – Нет»  (можно - нельзя, наличие четких Идеалов) в демократическую размытость границ: «А почему нет?», так что человек вынужден опираться больше на себя.  А отсюда и преобладание нарциссической проблематики:

  1. индивидуальная  психопатология - депрессия, панические  атаки, ощущение одиночества и пустоты, именно  такое состояние бытия Лучо Руссо определяет как «безразличие души»;
  2. семейная дисгармония проявляется в такой нарциссической среде в виде появления новых форм семьи: диады - отец и дитя, мать и дитя, повторные браки и сводные дети, гомосексуальные семьи с детьми, гражданский брак.

  Таким образом,  мы выясняем,  что одним из условий наличия тенденции к неустойчивости брака в современной жизни пар, является изменение культурного контекста в управлении сексуальностью и отсюда тенденция к слиянию, не дифференцированности гендерных ролей.
  Сексуальная близость, которая в современных отношениях часто предшествует браку, не предполагает наличие брака, как официально разрешенной формы  «обнародывания»  своей связи (так было принято раньше и строго преследовалось внешним окружением:  мужчину и женщину критиковали за поведение, считали «гулящими»).
 В таких условиях психическая репрезентация границ прямого проявления генитальности «в браке можно, без брака нельзя» не является для личности зоной управления поведением, и Супер Эго не выступает в качестве наблюдателя выполнения моральных критериев на страже расхода либидо в определенных «законных» отношениях.
 Не вытесняемые импульсы Оно активно ищут в паре удовлетворения прямым или косвенным путем, например:  оральность - жены из любимых женщин переходят в разряд кормящих и ухаживающих матерей, мужья рассматриваются исключительно как поставщики денег, комфорта, делания детей; анальность – усиление контроля: где был(а)?, во сколько пришел (а)?, обязанность  проводить все свободное время вместе – «быть на глазах».
  В. Альбисетти замечает: «в основе многих браков лежат претензии на правоту со стороны одного из супругов и заботу о том, как лучше контролировать супружеские отношения, как господствовать над партнером или, наоборот, как не дать ему контролировать себя или господствовать над собой».
                                                                Некоторые выводы.
   Для понимания вопроса соотношения близости и отдельности в браке я считаю, что супругам необходимо научиться  разграничивать личную свободу в браке от личных секретов: не стоит путать личное пространство отношений с другими людьми кроме мужа или жены, с наличием тайны от них. Ни один муж или жена не могут узурпировать своей особой все либидо супруга; симпатии на работе, дружба частое проявление излияния излишков либидо на другие субъекты-объекты – мы устанавливаем связи постоянно. Это входит в наше развитие, и если супруги не принимают этого, то затачают друг друга в круг паранойи и диктата. И как говорят мудрецы: уходят те, кого удерживают.
   Мой клинический опыт показывает, что создание тайны от второго супруга, как раз чаще всего происходит при ощущении отсутствия границ,  это  часто интерпретируется как «ничего нового не происходит, все и так понятно и предсказуемо»: при этом можно найти аналогию с тем, как в детстве дети делают «секретики», с удовольствием наслаждаясь своей властью, и реализуя бессознательное желание отличаться от других, такой же, сепарационный в своей основе, бессознательный  механизм имеет и детская ложь – желание быть отдельным от родителей. При этом приходится только удивляться,  как недалеко прячут тайны и секреты взрослые семейные люди, создается впечатление, что они как раз хотят быть пойманными, они томятся своей тайной и ждут «освободителя». На  самом деле через такой трюк в паре появляется возможность говорить правду: о том, чем недовольны. Так вскрывается (как и в психоаналитическом процессе) негативная часть трансфера. Такое вскрытие – проверка пары на прочность. Супружеские отношения не могут оставаться неизменными, они либо поступательно развиваются, либо движутся вспять, расцветают или увядают.
  Таким образом, я могу предположить, что для конфликтной и дисгармоничной атмосферы, которая может привести сначала к желанию расстаться, а по мере усугубления и к разводу, в семье должны преобладать инфантильные и деструктивные орально-анальные желания, которые носят нарциссический или даже до-объектный характер отношений.   В таких условиях сосуществования брака неутолимая жажда получать  удовольствия для себя,  не позволяет создать  компромиссы. Об этом емко сказал Гунтхард Вебер: «Если в партнерских отношениях мужчина и женщина видят в другом, в первую очередь, не жену или мужа, а руководствуются какими – то иными соображениями, например, как это замечательно говорят, видят в партнере отца или мать своих детей, то в этих случаях фундамент возведен на песке, а в яблоке уже сидит червяк».
  Теперь я хочу поразмышлять над последним вопросом: о возможностях психоанализа понять жизнь пары. Актуальность сохранения семьи, как формы отношения пары, для современного общества велика, социальный брачный институт в привычных традиционных формах не может устоять перед соблазном сохранять независимость.  Так же современный молодой человек испытывает недоверие к браку, находя в нем слишком много изъянов:  очень часто на примере собственных родителей он видит, что брак оказывается ошибкой.
  В психоаналитическом пространстве  сейчас появилось направление   семейная психоаналитическая психотерапия. Определенный теоретический вклад в нее внес современный американский психоаналитик доктор Шелдон Роут. Он предложил концепцию динамического  разворачивания внутрисемейных отношений пары под влиянием 2-х внешних аспектов: первый:  «судьба» -  это гены, социальный строй, конституция, сома и второй – это культура и этнос.
Ш.Роут выделяет  в течение времени существования семьи этапы –  ранний опыт отношений (первые 5 лет), далее развитие в сторону зрелости (6-25лет брака) - и поздний этап (старость супругов).
  В этом континууме он рассматривает 4 сферы любви, которые в разных соотношениях между собой на каждом этапе  составляют специфику отношений пары: 1-привязанность, 2 – чувственность,  3 - понимание и 4- мораль.
Автор идеи динамического развития отношений в паре использует основные психоаналитические концепции и делает ряд допущений, в рамках которых эта теория верна:
- сферы развиваются в зависимости от развития личности;
- вариаций и возможностей развития отношений в паре N-е количество;
- восприятие любви у мужчин и женщин различное.
Рассмотрим каждую сферу подробнее.
   1. Привязанность – любовь возникает  как восстановление утраченного симбиотического единства, так как любви предшествует утрата значимого объекта. Известно, что реакция на утрату – это увеличение любви или психическая болезнь. Утрата – интегральная часть привязанности. Орган привязанности – природная составляющая архитектуры тела.
  Функции Эго при привязанности: расширение связи с реальностью и увеличение восприятия реальности.       Отношения к привязанности:
- мужчины: больше страха, так как боятся потерять  дифференциацию от матери и вследствие  этого бессознательная защитная ненависть и виноватость в сторону женщины
- женщины: меньше боятся, так как бессознательно  возвращаются к репрезентации образа матери – усиление женственности (печь пироги) и + рядом муж как отцовская фигура.
  Для женщин мать является источником интегрированной ненависти, для мужчины – источником любви.
 Поэтому в начальный период существования пары будет присутствовать в отношениях первичная амбивалентность, со временем такая привязанность истончается и исходит на нет, и в отношениях привязанности друг к другу муж и жена становятся похожими (процессы интроекции и идентификации).
    Роут отмечает, что ритмы межличностной циркуляции либидо и агрессии создают для супругов общее прошлое – то, что пережили вместе: вместе преодолели боль, на этом основании у пары возникает поддерживающая фантазия «всегда быть вместе, в вечном союзе, умереть в один день».
   Длительность привязанности: если основана на любви, то никогда не блекнет, а становится более заметной и укрепляющей - «два сапога пара»
   2. Чувственность – есть всегда психическая репрезентация инфантильной идеи «первичности сексуальности в любви», и связанный с ней стимул  поиска  «чистого ощущения», но в реальности это не возможно получить, поэтому у всех есть «знание» нехватки: нам чего-то не хватает, даже когда много секса.
  Необходимая функция Эго – интеграция, когда телесные чувства по модальностям составляют индивидуальность и должны быть интегрированы в отношения к другому. Удовлетворение и безопасность – основа телесного контакта (изысканные  блюда только для кого то, для себя одного изысканно обычно не готовят). Все органы чувств включены в формирование реакции любви.
   В любой паре существуют защиты от слияния чувств: личная инфантильная история; физическая и эмоциональная травма утраты объекта; путаница в сексуальной идентификации; табу на инцест; диссоциативное поведение.
   Утрата возлюбленного (смерть,  развод,  измена) приводит к дезинтеграции всех элементов любви, которые находят разрозненные объекты (другие субъекты) для своей реализации – это частичные ответы на горе.
  3. Понимание. Это ум и его приложение через научение по отношению к привязанности и чувственности, но не глобально. Так появляется предпочтение в выборе объектов. Характерны рационализм и эмпатия – сознательная настройка на возлюбленного – обязательное условие развития любовных отношений.
   Зрелая стадия отношений в паре характеризуется умом и любовью. Именно на этой стадии отношений в паре может быть принят и переработан вдвоем негативный опыт (измены, отчуждение или привязанность)
  4. Мораль пары. Складывается долго из сочетаний первых трех элементов. Здесь задействуется создание ведущего аффективного императива (требование) – Эго-Идеал пары через пережитые трансформации переносов из детских отношений. Так появляются «родительские рамки» для защиты «влюбленной пары» - характеризуется этот элемент любовью к себе и возрастающим взаимоуважением,  также происходит расширение за собственные границы, так как каждый в паре встречается с Другим субъективным Миром. В это время привязанность и чувственность у мужа и жены в паре становятся с гармонизированными.
   Заключение.   Четыре сферы любви в паре - привязанность, чувственность, понимание и мораль - это нюансы сосуществования в одном пространстве и времени 2-х индивидуальностей. Стабильность целостности этой системы отношений зависит от общего баланса удовлетворения над неудовлетворенностью для обоих партнеров. Брак не обещает свободу от конфликта или даже счастье, но позволяет жить вместе даже со знанием горькой правды о другом. Карл  Витакер так говорит об этом: «Брак есть бесконечный процесс адаптации и изменения, похожий на положение эмигранта в чужой стране, который учится жить, при другом строе мышления, понимать чужой язык и иное, невербальное, общение в новой и незнакомой культуре».
  Видя современную статистику разводов, с печалью приходится констатировать, что идет  возвращение эмигрантов на Родину – чужой язык редко становится  приемлемым.

При написании доклада использовались:
1. Интернет ресурс.
2. Материалы записей открытого семинара Ш. Роута в ИПиП, 2008 год.