Развод длиной в 3 года.

Решетникова О.Б. супервизор НФП-ЕКПП, президент ОПО

Выступление на семинаре «Развод» в ОПО.Москва июнь 2010

Почему люди женятся ?,почему потом разводятся ?
Первое что приходит в голову.
Женятся ,потому что хотят быть вместе ( мотивы для этого самые разнообразные: от большой любви до браков по расчету)
Разводятся  тоже по разным причинам, но …почему-то быть вместе уже не хочется.

В момент любого развода активизируются сепарационные тревоги,  предыдущий опыт потерь и их переживания, начиная с самого раннего детства.
  Маргарет Малер описывает процесс сепарации-индивидуации  как формирующийся довольно рано( на первом году жизни).Он лежит в основе привязанности . А в жизни людей потом именно эта модель и «работает». Как часто возникает соблазн именно через развод обрести индивидуальность и внутреннюю свободу.
 
Этот процесс, легший в основу разработанной Малер теории развития объектных отношений имеет два разных ,но вместе с тем связанных между собой аспекта.
Сепарация относится к процессу, в ходе которого ребенок постепенно формирует интрапсихическую репрезентацию себя, отличную и отдельную от репрезентации своей матери; это означает не физическое, пространственное отделение от родителей или прекращение личных отношений, а скорее развитие у ребенка чувства того, что он способен функционировать независимо от матери.
Понятие Интивидуации относится к попыткам ребенка сформировать индивидуальную, уникальную идентичность, воспринять свои собственные индивидуальные особенности.
В оптимальном случае сепарация и индивидуация происходят одновременно, но они могут происходить и порознь из-за отставания или ускорения того или иного процесса.

Теория помогает осмыслить тот материал, который приносят нам пациенты, Она служит неким компасом в океане психоаналитического пространства
В моем клиническом опыте ,связанном с запросами о разводе в фокусе внимания оказываются именно процессы сепарации и индивидуации. Опыт родительской семьи оказался неэффективным для построения собственной, надо что-то менять…

Вашему вниманию я предлагаю фрагмент клинического случая, в котором, как мне кажется, нашла отражение проблема проработки сепарационных тревог, отягченных многочисленными травмами и потерями .
   Я его неоднократно супервизировала. Кому-то он уже знаком.

3 года назад ко мне по рекомендации коллеги обратился молодой мужчина

Его запрос: Я Вас искал. Мне сказали, что нужен психоаналитик.
Я женат.1,5 года назад в моей жизни появилась девушка (назовем ее Ирина). Наши отношения с ней для меня очень важны, но и с женой я расстаться не могу. Жена подала заявление на развод. А я –просто умираю. Мне физически плохо. Я – в панике. Уже год, как я хожу по психологам и гадалкам. Жена ходила со мной. Мы с ней сексуально не совместимы. А вот с Ириной- все великолепно, она позволяет проявиться всем моим фантазиям, но как жену и ,вообще, будущее с ней, я не представляю.
      На вопрос, как он понимает, почему появилась в его жизни любовница именно в это
Время его жизни, Виктор ответил не сразу. Было много стечений обстоятельств. Смерть бабки, рождение дочери, усталость от работы ( он работал в 2-х местах, чтобы обеспечить семью). Дочери исполнилось 2 года, жена решила выйти на работу. Ее устроили на производство по изготовлению алюминиевых банок под пиво, она заболела, началась аллергия-непереносимость к какому-то хим.элементу. Болела долго и непонятно, выздоровеет или нет. «Я стал смотреть на других женщин». А здесь Ирина. Мы вместе работали. Я-менеджер на заправке, она –продавец в автомагазине.
 
         На момент начала терапии он жил с женой и дочерью . Виктор попросил жену забрать заявление о разводе, пообещав, что, наверное, он расстанется с Ириной. Жена пошла ему на встречу.Но в течении этих 3 лет много раз уходил жить к Ирине. Вместе с ней больше двух месяцев они не уживались. Быт было не возможно наладить, они начинали ссориться. Она его ревновала к жене и дочери, т.к. Виктор почти каждый день с ними виделся: дочь забирал из сада, жене помогал в хозяйственных вопросах ( куда-то довезти на машине ,потом встретить и т.д.).2 года назад он снял квартиру и начал жить  один. Тогда же , в момент моего отпуска, он сам пошел в суд с заявлением о разводе, но жена отказалась идти на суд, пригрозив, что не позволит ему общаться с дочерью. Развод не состоялся.
В марте этого года он выкупил съемную квартиру и стал собственником.Его отношения с двумя женщинами продолжались.
      А в апреле состоялся развод с женой по ее инициативе.
       Анализ длился сложно ,материала было огромное количество. Множество супервизий и обсуждений с коллегами. По обоюдному согласию с пациентом мы решили остановить работу. Достигнуты определенные результаты.2 последних месяца были посвящены подведению итогов и осознанию достижений.
      Как я и предполагала введение параметра «дата окончания анализа» явилось катализатором новых неожиданных связей и  процессов интеграции.
     
Я напомню основные события его развития и остановлюсь подробнее на некоторых этапах работы.
Родительская семья .
    Виктор-младший из двух детей. Сестра старше его на 4 года. Жили большой семьей в трехкомнатной квартире: бабушка и дедушка (родители матери) мать и отец и они с сестрой. Семья имеет 2 дачи и огороды, которые прекратили сажать после смерти бабки
( именно «бабка» и «дед»-важные фигуры). Мать- медицинская сестра. Отец- разнорабочий. О своем детстве говорит, как об «обычном у всех пацанов».

Яркие воспоминания:
 3-4 года. весна или начало лета .Он маленький стоит на улице перед подъездом дома. Много солнца. Он счастлив, на нем розовые шорты.
7 лет- спускался  зимой верхом на дорожном знаке с горы, врезался в дерево. Потерял сознание. Не мог ходить 2 недели. Лежал в больнице. Мать выходила.

9 лет- летом купались в канале, прыгали с «тарзанки».Он прыгнул, а следом за ним, прямо ему на голову, прыгнул его дуг- компрессионный перелом позвоночника. 2 месяца лежал в больнице на спине. Рыдал, что не забирают домой.

10 лет- отец пытался отравиться таблетками. С тех пор слова бабушки «откачали» означают тревогу и неизвестность.

13 лет- «на посиделках» с друзьями ему об голову разбили стеклянную банку.
14- лет-друг «нечаянно въехал» топором «между глаз».
В этом же возрасте отец ушел из семьи, хотя, как он узнал недавно, они были разведены  с матерью еще с момента его первой травмы ( 7 лет).

Именно с этого возраста он ощутил, что стал «мужиком в семье». Дед был совсем старым и больным. Глава в семье- бабка. Сразу после школы  Виктору  надо было идти обрабатывать огороды и стоить дом на даче.

20 лет- умер его дед.
21 год он стал жить отдельно на съемной квартире с будущей женой. Она -его первая женщина. Они учились в институте .Он инженер -строитель. Она- экономист. Через полгода расписались. Виктор переехал жить в квартиру родителей жены.
 
22 года- повесился  отец жены, а через полгода попал под электричку отец Виктора.

25 лет – Виктор попал в автокатастрофу  зимой на своей первой машине. Лежал в больнице. Ухаживала мать.
26 лет- умерла бабка, а через неделю родилась дочь.
29 лет –разбился на мотоцикле ( уже был знаком с Ириной). Лечила мать. Ирина в больницу не приходила.
30 лет( недавно) умер дед со стороны жены.

Количество потерь и травм огромно. Виктор с гордость однажды сказал, что он может организовать похороны за полдня. Знакомое дело. На одной из супервизий коллега подметила, что он как перевозчик в страну мертвых. А про себя он не мог понять, живой –не живой, только в отношениях с любовницей он получал интенсивные переживания, которые с одной стороны были новыми ,яркими, желанными, но…почему-то отделены от самой женщины. Эта женщина обладала одной особенностью, если Виктора не было рядом,( они часто ссорились и разъезжались на 2-3 недели) она не могла оставаться одна, у нее сразу появлялся новый мужчина. Виктора это злило, он делал над собой усилие, ехал к ней, добивался ее внимания, расположения, восстанавливал их связь. Он помог ей устроиться на работу, получить образование, был рядом во время ее операции.
    Это было большой загадкой для него, почему он это терпит. Этой зимой Ирина забеременела от другого мужчины, сделала аборт. Были осложнения, Виктор возил ее к врачам. Сидя у кабинета, по его словам, он недоумевал, что он здесь делает? Злость переполняла его, «да пусть у нее все повываливается там, а я мечтал о совместном ребенке общем доме…Ну почему, нам так хорошо в сексе а больше ничего не возможно ?
Ну вот жена моя, я на работе- она по хозяйству, ребенком занимается, никуда не бегает, а эта…»  .
      В материале сессий появлялись воспоминания об отце, особенно о том, что именно Виктор опознавал отца после его смерти. Осталось неизвестным, попал тот по случайности под поезд, или это было самоубийство. Виктор вспоминал ,как отец брал его на рыбалку, как вместе покупали велосипед и первые игровые приставки. А потом отец ушел из семьи. Ему негде было жить, он скитался, жил на работе в цеху по сколачиванию транспортировочных ящиков. Потом сошелся с женщиной своего возраста и поселился у нее. Виктор с сестрой ездили к ним. Его поразило, как отец быстро спивался и опускался, как перестал понимать шутки…
     Достаточно долго в терапии обсуждался вопрос  «беременности идеей». Много времени ушло на уточнение какой именно. Идея называлась «способность принимать решение».Виктор знал за собой особенность перекладывать принятие решений на других, На мать- по поводу наследства ( она заявила, что иди куда хочешь, тебя с Ириной в квартиру не пущу.А он обиделся тогда и понял, что мать ведет себя с ним , как много лет назад с отцом, выгнав того практически в никуда и тот сгинул)
- на жену, которая в конце концов приняла решение о разводе,ему надо было просто дождаться даты и прийти в суд
-на Ирину, которая дождалась развода и  стала требовать, чтобы он женился на ней, А Виктор не хотел этого, ( «Я впервые в жизни ощутил себя свободным, никому ничего не должен»)  их скандалы участились…
-на аналитика за то, что анализ не дает того результата, которого он ожидал «мне не становится спокойнее»…
    Сначала он заявил, что хотел бы «родить нормально» , а не с помощью «кесарева» Он опасался врачей-убийц, которые «отбирают детей».А по факту мы обсуждали вынашивание и рождение мальчика, насколько мужчина обладает детородным органом, И то, что Виктор «не совсем нормальный мужчина» : «Я могу родить, вот через задний проход». Было множество снов про воду, ныряние, преследование, спасение отца из воды.
   Однажды я задала вопрос о том, от кого ребенок. Виктор быстро ответил, что от отца, а потом, что от меня (У меня до сих пор устойчивое ощущение, что в этом анализе в трансфере я совсем не женская фигура).Я ,своими вторжениями сеяла новые идеи, помогала ему вынашивать решения и реализовать планы.( особенно с жильем)
     Но! Процесс обоюдный.-этот доклад тому подтверждение
    Все это изрядно осложняло понимание процессов и продвижение анализа.
Виктор начал выплачивать кредит ,взятый на покупку квартиры и предложил остановить анализ. Я не была против. Т.к. становилось понятным, что кроме тревог, вызванных  сепарацией на фоне развода ( а это длилось 3 года) и они насилии разрушительный смертоносный характер ( фантазии Виктора о его сексе с Ириной,который заканчивается чьей-то смертью, его воспоминания о дедушке ,который выращивал кроликов, а потом забивал их и выделывал их шкурки, а сам Виктор будучи ребенком потрашил лягушек и кротов), появляются проблемы половой идентичности, соотношения женского и мужского начала, пассивности- активности , что по моим представлениям  далеко выходило за рамки   первоначального запроса .

Особенно мне хочется рассказать об одном эпизоде ,который стал ключевым в этой работе.

Где-то полгода назад, Виктор пришел встревоженный тем, что у Ирины умерла бабушка,но мать ее не пустила на похороны,т.к. нужно было сидеть с сестрой 5 лет, а вот на поминки ее ждали. Я не сразу поняла .почему это так насторожило Виктора.
Он удивился в свою очередь: «Разве Вы не знаете ,Ольга Борисовна, чем занимаются все на поминках?...трахаются». Для него это означало, что Ирина найдет очередного мужчину и с ним у нее будет секс. Я стала расспрашивать, откуда он знает, что люди именно так ведут себя на поминках. Он совершенно спокойно рассказал, что это было в его жизни неоднократно,впервые- после похорон его отца (тогда он еще не был женат,но уже встречался со своей будущей женой) . Он прекрасно помнил переполняющее его сексуальное желание, и как он с трудом сдерживался, чтобы соблюсти приличия.
   Помнится на той сессии я поинтересовалась, а что мешает ему сопровождать Ирину на эти поминки, и если неизбежно только такое поведение, то быть тем мужчиной рядом с ней. Виктор был удивлен таким простым решением.
Этот факт произвел на меня серьезное впечатление. Я стала раздумывать на эту тему и искать обяснение. Мне ,как всегда, помогли книги.
М.М. Решетников «Психическая травма» ( я читала ее после нашего семинара «Травма.Психоаналитический подход»).В этой книге была ссылка на статью Марьи Торок
«Болезнь траура и фантазм чудесного трупа»(статья в сборнике Антология современного психоанализа.Французская психоаналитическая школа).

Статья начинается с цитирования переписки между Фрейдом и Абрахом в 1922 году по поводу издания Фрейдом статьи «Печаль и меланхолия»
   Абрахам пишет :» Вы утверждаете,дорогой профессор, что ничего в нормальном горе не соответствует приыжку, совершаемому меланходиком, переходящим в маниакальное состояние. И ,Однако, я смогу описать процесс подобного рода, не зная при этом, можно ли его обнаружить в каждом случае. У меня впечатление, что значительное число людей демонстрирует, вскоре после периода траура, рост либидо. Он выражается в возросшей сексуальной потребности, и ,кажется приводит- вскоре после пережитой кончины- к зачатию ребенка. Я хотел бы узнать Ваше мнение, и можете ли Вы подтвердить это наблюдение. Рост либидо вскоре после «Объектной утраты» мог бы быть существенным вкладом в параллель траур-меланхолия.»

По наблюдению Торок, Фрейд оставил эту идею Абрахама без должного внимания , Абрахам не стал ее разрабатывать, она была  оставлена на многие годы.

Далее Торок представляет свое видение этой проблемы. Я хотела бы задержать ваше внимание на этом.

…» Тем не менее, клиника позволяет сделать очевидным первый факт. Все те, кто признавался, что пережил такое «усиление либидо» по случаю утраты объекта, делают это со стыдом, удивленно, часто стесняясь и тихим голосом.
     Отдельная глава называется « Фиксация и болезнь горя».( речь не идет об особом неврозе, а скорее специфической эволюции, которую претерпевает, вследствие объектной потери, уже существующий невроз)

Далее я цитирую текст статьи Торок

…попытаемся создать метапсихологическую  реконструкцию этого прожитого и вытесненного момента, который отмечает смерть объекта. Именно здесь мы обнаруживаем ядро болезни горя.
    Мы увидели, как Я- в своем формировании, а также в структуре трансфера- использует объект ( или аналитика) для осуществления своего пробуждения и либидинозного обогащения. Функция объекта, когда он играет роль посредника между бессознательным и Я в интроекции влечений, состоит не в том, чтобы служить дополнением удовлетворению влечений. Полюс Я на пути становления инвестируется тем интенсивнее, что он содержит в себе обещание интроекции. Таков ,как известно, смысл состояний страстной влюбленности ,свойственных детству и трансферу.
    Объект, предполагаемый обладатель всего того, что требуется Я  для своего роста, долго остается в центре его интересов. Он сойдет с воображаемого пьедестала, на который
Его возвела потребность в расширении Я, только тогда, когда процесс интроекции придет к своему завершению.
     В случае горя, природа последнего зависит от роли, которую играл объект в момент потери. Если желания, касающиеся его, были интроецированы, никакой крах , болезнь горя или меланхолия не страшны. Либидо, которое инвестировало объект, поглощается Я и –согласно фрейдовскому описанию- будет вновь доступно, чтобы зафиксироваться на других объектах, необходимых для либидинозной экономики. И , конечно, работа горя не перестает оставаться- даже в этих случаях- процессом болезненным, но интегрированность Я обеспечивает выход из него.
     Совершенно иначе вовтором случае, столь частом, когда процесс интроекции должен остаться незавершенным. Не ассимилированная часть влечений закрепляется в Имаго-будучи все время спроецированной на какой-либо внешний объект- оставаясь неполным и зависимым, Я вовлекается в противоречивые обязательства: поддерживать жизнь любой ценой, даже тем, что обусловливает наибольшие страдания.
     Откуда такое обязательство ? Это понятно, учитывая следующее:
-Имаго конституировано( так же, как и воплощающий его внешний объект) именно как хранитель надежды: желания ,которые оно само запретило ( смерть всегда запрет)
однажды реализуется.
     Ожидая, именно оно ослабляет и удерживает ценную вещь, недостаток которой калечит Я. Цемент воображаемой( и объектной) фиксации есть именно эта противоречивая, а значит и утопическая, надежда:
Имаго, хранитель вытеснения, сам разрешит однажды проявление последнего. Объект, нагруженный такой ролью, никогда не должен умереть. Можно догадаться, в какой дистресс его исчезновение должно будет погрузить Я. Получив в качестве удела фиксацию, оно отныне обречено на болезнь горя.
…Если кому-то при болезни горя удается сохранить сознательное воспоминание об оргазме( в чем он вторично себя обвиняет), то связь между последним и влечением к умирающему объекту всегда строжайшим образом цензурируется. Это и есть  дополнительное вытеснение.
    Это дополнительное вытеснение, которое порождает галлюцинаторную реализацию желания, направленного на объект, ответственно за особенно интенсивное сопротивление, с которым в этом случае встречается психоаналитическая работа.
    Вытеснение также имеет цель бережно сохранить- хоть бы и в бессознательном- то, что Я может обозначить как чудесный труп, погребенный в некоторой степени в нем, и след которого оно не перестает искать в надежде его однажды оживить.

В заключении:
Однако если существует разница между объектной утратой в фиксации- потерей момента удовлетворения, похороненного как труп,- и болезнью горя, она заключается для этой последней в действительной смерти объекта. Парадоксальным образом, умерший от действительной смерти, на мгновение оживляет» чудесный труп», одновременно и умерший и выживший, что был давным – давно удален в темный склеп вытеснения.

      Виктор рос в семье, где главной была бабушка по материнской линии. У нее были «все права на мальчика» Виктора, его мать была в полном ее подчинении. Отец и у бабки и у матери всегда был плохм: руки не оттуда растут, денег не зарабатывает, жильем своим так и не обзавелся и т.д.
     Виктор спрашивал много раз: »Разве можно любить плохого?» И сам же отвечал6 «Ну я же люблю Ирину,ее точно хорошей даже я не могу назвать».
     Отец с матерью оформили развод, когда ему было 7 лет, отец ушел  ,когда исполнилось 14 лет, а умер, когда ему было 22 года.
     В каком возрасте Виктор потерял для себя отца ? и был вынужден его сохранять в своей психике ?
     Только в анализе происходит признание своих гомосексуальных чувств к отцу( оюбовь и ненависть к родителю своего пола), что приносит облегчение и восстанавливает мыслительные функции.

На сессию  в прошлый четверг Виктор пришел возбужденным. Он стал рассказывать о том, что накануне был свидетелем автомобильной катастрофы. Насмерть сбили мужчину, он еще лежал на дороге.
Виктор: Почему мертвые сразу становятся грязными. Я ведь знал , что смотреть не надо. Но мысль, а вдруг это отец , меня так поразила, что я даже притормозил ,чтобы рассмотреть, что это не он. Валялась сумка как у отца, огромные руки, как у него, но это не мог быть он.
         Я рад , что еще в анализе и мы можем это обсудить. Раньше я бы «загрузился» и не смог бы ничего запомнить. А сейчас я удержал в голове и эту картинку и свои мысли…
Вот кто виноват ? Человек, который не правильно шел, или водитель, который его сбил? Отец, который был пьяный или нет, или поезд, который его подобрал ?
Я что, до сих пор считаю, что отец жив ? Я 12 лет таскаю это в своей голове и все эти мужики вокруг Ирины мне для этого нужны ? Какой кошмар…

 

Потом он долго говорил о том , что еще в школе и в институте все педагоги отличали его мыслительные способности, пророчили ему карьеру инженера.
Виктор:Я ведь совсем недавно опять начал думать. Ко мне вернулась эта способность.

У Виктора появился шанс быть другим, отличным от отца, который был в его представлении разведенным, бездомным, не очень умным, подчиняющимся воле женщин.
А теперь стал просто несчастным человеком…
    Виктор развелся по его словам только потому, что настоящий мужчина держит слово. Он обещал любовнице, потом это стало своего рода стимулом для того, чтобы «вытащить» все «дерьмище» и задуматься об этом. Именно на фоне отношений с Ириной и его стремления развестись он смог по-новому посмотреть на себя, и впервые задуматься. А чего хочет он сам. Результат развода- свобода – как новый опыт. Наверное, по-другому , в случае Виктора он бы не смог достичь этого ощущения.
     « Раньше я жил- это как в стаде, когда гонят в стойло, для чего не понятно. Просто надо двигаться по этому коридору. И это жизнь ?
       А теперь я- межпланетный болид, ко мне могут притягиваться или отталкиваться саттелиты. Мой или их выбор. Масса направлений и целей»
А я ,как аналитик, испытываю некое неудовольствие, что развода не удалось избежать, и будет расти еще один ребенок разведенных родителей. А может быть верна поговорка, что хороший развод лучше плохого брака ?